Савойя и Турин, продолжение.

А что касается гороскопа, написанным Нострадамусом для еще неродившегося Карла Эмануила I, – все сбылось год в год и слово в слово! Вот и не верь после этого легендам… но все попорядку.

Детство Карла Эмануила было удивительно счастливым. Его мать Маргарита Французская (после брака – герцогиня савойская) окружила единственного и долгожданного сына безмерной любовью и постоянной личной заботой (что было нетипично для королевских семей). Воспитание при французском дворе, владение четыремя языками делали из Маргариты высоко образованную женщину, которая волею судьбы стала родоначальницей культурных корней Пьемонта.

Ей были выписаны из Франции лучшие святила науки для университета, супружеская чета принимал высоких гостей и передовых интеллектуалов того времени. Турин начинал привлекать внимание и завоевывать авторитет. Но для этого требовалась изысканность во всем и, естественно, хорошая кухня.

Вот мы и подошли к гастрономическим корням Пьемонта! Например, способ подачи к столу сыров имеет чисто французские корни:

Пока супруга-француженка занималась обустройством семейного очага, т.е. обустройством Турина, Эмануил Филиберт, прозванный «железная голова» большую часть своего времени проводил в седле и в военных доспехах. Свободное от войны время посвящал укреплению городских стен города а так же его внутренней организации: утвердил итальянский язык государственным, отменил крепостное право (шла вторая половина XVI века), распорядился построить городскую канализационную сеть, содействовал развитию торговли. Своему сыну он оставил в наследство молодое развивающееся государство.

В 19 лет, после смерти отца Карл Эмануил занял трон. Молодой герцог обладал прекрасным французским воспитанием и задатками опытного военного, перенятыми от отца. В жены выбрал принцессу Каталину Микаэлу Австрийскую, дочь Филипа II в состав земель которого входила бОльшая часть Европы а также Новый Свет.

Как и было предсказано Нострадамусом герцог оказался великим полководцем своего времени (за что был назван «горячая голова»). А умереть ему было суждено «на пути к Иерусалиму когда девятка будет находится перед семеркой». Всю жизнь Карл Эмануил держался подальше об Ближнего Востока и тем более от Иерусалима. Умер же он почти в 70 лет: по пути домой в небольшом городке на улице Иерусалим на 69-м году жизни, т.е. «когда девятка оказалась перед семеркой»…

Продолжение следует.